Заимствования в русском языке: почему их так много, можно ли без них обойтись

Заимствования в русском языке — это хорошо или плохо? Почему мы вообще заимствуем слова? Обсудим эти дискуссионные вопросы.

Содержание статьи

  1. Комментарий по поводу заимствований.
  2. Что происходит с заимствованиями, когда они попадают в русский язык.
  3. Как было раньше? Размышления по поводу пуризма во Франции.
  4. Почему язык не может обойтись без заимствований.

Комментарий по поводу заимствований

Заимствования в любом языке — это естественно. Мы не живём в изоляции, кроме совсем уж отсталых стран. Не живут в изоляции и языки. Однако в плане заимствований важна умеренность, то есть употреблять их нужно к месту.

Основная проблема даже не в заимствованиях, а в том, что многие люди кичатся на публику своими «лайфхаками» да «факапами». То есть общего этикета обращения с заимствованиями у нас просто нет.

Есть и противоположная сторона медали, тоже не менее раздражающая. Это требования «запретить, искоренить английские слова в русском». Попахивает откровенной советчиной и бюрократизмом, когда самое простое — издать указ о запрете всего и вся, а разбираться в причинах происходящего — нет-нет, что вы… В таких вопросах важна золотая середина.

Запретить иностранные слова в русском = запретить Волге впадать в Каспийское море.

Удивляют своей наивностью высказывания вроде того, что англицизмы и любые другие заимствования — это не русский язык. Понимаю, кому-то сложно это принять, но иностранная лексика — один из основных источников пополнения словарного состава любого языка в принципе.

Многие сейчас удивятся, но даже причастия «-ущ-/-ющ-» считаются заимствованиями, потому что они пришли к нам из старославянского. То же самое относится к словам с приставками «воз-» и «вос-»: воскресени(ь)е, воздви́же́ние, восторг и другие. Они называются старославянизмами.

Что происходит с заимствованиями, когда они попадают в русский язык

Заимствования в русском языке начинают жить по нашим лингвистическим законам. Способов «одомашнивания» хватает. Выделю пять моментов:

1. Меняется внешний вид. Тарелка — это переиначивание немецкого talier. Зонтик — от нидерландского zonnedek, потом от «зонтик» произошло «зонт».

Иногда облик слова меняется до неузнаваемости вместе с произношением. Например, голландское komfoor мы переиначили в «конфорка» (комфорка — устаревшее).

Разговорное «ксерокс» — это переделанное Xerox, которое, если следовать фонетике английского, нужно произносить как «зирокс».

2. Выпадают двойные согласные. Фактически это к первому пункту, но нужно сказать отдельно. В русских корнях удвоенные согласные — музейная редкость. Двойная «ж» (вожжи, дрожжи, можжевельник), двойные согласные «з», «с», «н» и др. на стыке приставки и корня, корня и суффикса. Да и всё.

Читать ещё: Вожжи, дрожжи, дождик: как они произносятся. История звука [ж]

Более-менее хорошо чувствуют себя удвоенные «л» и «р» в словах вроде аллея, иллюстрация, терраса и др. Однако «ф» почти всегда выпадает: офлайн, офис, трафик, офшор. Конечная «с» тоже не сохраняется: бизнес, фитнес вместо «бизнесс» (business), «фитнесс» (fitness). А также блогер, шопинг пишутся без удвоений.

3. Меняется ударение. Фу́тбол → футбо́л. Русское ударение больше любит вторую половину слова, поэтому французские слова у нас легко прижились с ударным последним слогом. В англицизмах ударение часто перескакивает с первых слогов на середину или в конец. Спо́ртсмен → спортсме́н.

4. Неологизмы могут оставаться признаком какого-то одного стиля, бытовать исключительно в определённой социальной группе. Это девелопер, коуч, реселлер, комьюнити-менеджер и др. Слова пруф, рофл, лол — это и вовсе интернет-сленг. Язык понимает, что это какая-то «лимита понаехавшая», и оставляет их на задворках. Многие из таких лексических единиц даже в третьесортные словари не попадают.

5. Погостят, погостят да уйдут восвояси. Естественный отбор в действии: если языку какой-нибудь инородный элемент не понравился, он от него избавляется.

Как было раньше?

История идёт по кругу. В XIX веке таким же образом боролись с галлицизмами (французскими заимствованиями). Писали, что они портят, уродуют русский язык, и всё в таком духе. Думаю, читателям сайта известно противостояние шишковистов и карамзинистов в XIX в. под названием «Полемика о старом и новом слоге».

Многие приводят в качестве примера для подражания Францию, где языковой пуризм — один из атрибутов государственной политики. Идея хорошая, однако мало кто помнит фундаментальные вещи:

  • Франция — моноэтническая страна;
  • даже в своих африканских колониях она проводила экспансию французского языка. Проще говоря, насаждала его (информация взята отсюда). Из-за внешней экспансии родились креольские языки на Гаити, Сейшелах и др. Во многом из-за подобного насаждения родился французский язык Канады;
  • Россия же столетиями развивалась как многонациональное государство. Диалекты не притеснялись. В XIX в. благодаря А. Х. Востокову, И. И. Срезневскому, В. И. Далю русские говоры, народный язык широко начал изучаться.

Попытки Французской Академии и правительства вернуть французскому языку былое величие вполне понятны. Это даже в чём-то похоже на обиду: только наше, но не английское! Что тоже объяснимо, если вспомнить, сколько веков Англия и Франция враждовали, воевали, одна только Столетняя война чего стоит.

Однако подобная языковая политика издавна, с конца XVIII века, соседствует с языковым шовинизмом, из-за которого региональные языки признавались чуть ли не отсталыми.

Серьёзное нашествие иностранных слов в русский язык началось ещё в XVIII в., с лёгкой руки Петра I. Тогда к нам пришло множество понятий из голландского и немецкого языков. Языковая политика Петра до сих пор не получила однозначного толкования. С одной стороны, он «прорубил окно в Европу», а с другой — его часто обвиняют в преднамеренном потакании западным тенденциям и в нелюбви ко всему русскому.

До начала петровской эпохи наблюдалась диглоссия — одновременное сосуществование двух языков, но в разных сферах. Русский использовался в повседневном общении и быту (хотя знали его так себе), а церковнославянский язык — во время службы в церкви, для написания летописей и преподавания. Буквари и грамматики до XVIII в. писались на церковнославянском. Позже могли писать на латыни и немецком труды по филологии.

Если убрать тонкости, в языковом плане у нас и после Петра царила свобода и в какой-то мере вакханалия. Нашёл цитату одного публициста и литератора тех времён А. С. Кайсарова: «Мы рассуждаем по-немецки, мы шутим по-французски, а по-русски только молимся Богу или браним наших служителей». Это к тому, что русский до первой половины XIX в. могли знать лишь на бытовом уровне, тогда как главным языком придворной аристократии считался французский.

Далеко ходить не надо, достаточно открыть «Войну и мир» Л. Толстого и посмотреть, сколько в ней французских вставок.

Почему язык не может обойтись без заимствований

Я согласен, что нашествие иностранных слов можно было бы чуть притормозить. И в их наводнении в какой-то мере виноваты мы сами. Вижу несколько причин:

1. С самого детства нам вбивают в голову, что придумывать новые слова, — это плохо, это неправильно, этого делать нельзя. Убивают всю тягу к словотворчеству. Напомню, конструированием, придумыванием новых слов занимался Н. Карамзин, Ф. Достоевский и другие великие писатели. А что творили в своих стихотворениях футуристы (Кручёных, Маяковский, Хлебников и др.)!

Послушайте, как говорят наши дети, когда учатся говорить на русском до поступления в школу. Их сознание ещё не затуманено правилами.

В начале XX века большая часть населения была неграмотна, куда там до словотворчества. А позже было поздно, ведь тенденция принимать спокойно заимствования уже началась. Да и Пушкин в XIX в. иностранных слов не чура́лся: «Но панталоны, фрак, жилет, / Всех этих слов на русском нет…».

Пример словотворчества — слово от четырёхлетнего ребёнка «всколькером», о котором рассказывал К. И. Чуковский в книге «От двух до пяти». Она посвящена детской речи.

2. Русский язык изучается как статичная субстанция, состоящая из правил, которые нужно переписать из учебника и вызубрить. Как следствие, это воспитывает в нас лень и нежелание копаться в «устройстве языка». Честь и хвала тому учителю, который рассказывает детям об истории русского языка.

3. Многие явления придуманы не нами. Терминологию придумали тоже не мы. Тут, я думаю, без комментариев.

4. Угасают диалекты русского языка. Это происходит во многом из-за опустошения русской деревни. Душа нашего языка — именно в говорах. Приведение языка к единому стандарту — это одновременно и хорошо, и не очень, ведь тогда местные разновидности (говоры) делаются нежизнеспособными.

В общем, если в XVIII — XIX вв. наши люди хотя бы иностранные языки знали, то сейчас с английским у многих полная засада, зато «позовите мне комьюнити-менеджера, надо запрувить эту локейшн, иначе будет факап»…

Пишите в комментариях, как вы относитесь к такому явлению, как заимствования в русском языке.

Оригинал статьи на моём Дзен-канале || Мой телеграм-канал по русскому языку

Объявления